Management-study.ru

Студия менеджмента
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инструкция: оформляем иск по договору займа

Инструкция: оформляем иск по договору займа

Исковое заявление о взыскании суммы займа — это документально оформленное обращение в суд, чтобы вернуть долг и проценты по нему.

Когда подавать иск

Юридические и физические лица вступают в различные договорные отношения. Договоры займа оформляются для гарантирования возврата переданных средств. Порядок возврата и возмездность — часть этих отношений. Они прописывается и в соглашении в виде даты возврата, величины процентов и сумм неустойки. Нарушение условий ведет к гражданско-правовой ответственности. Ситуации, когда одной из сторон следует составлять иск о взыскании задолженности по договору займа:

  • заемщик не вернул средства в срок;
  • письменное напоминание заемщику сделано и надлежащим образом оформлено.

Кто и куда подает иск

В каком суде рассматривают исковое о взыскании долга по договору займа:

  • мировой суд — если исковое требование не превышает 50 000 рублей;
  • суд общей юрисдикции — когда сумма требований превышает 50 000 рублей;
  • арбитражный — независимо от суммы, если стороны — юридические лица;
  • третейский суд — если в договор включено третейское соглашение.
  • суд по месту собственной регистрации;
  • суд по месту регистрации ответчика, если кредитор — юридическое лицо.

На иски, связанные с возвратом денежных средств, распространяются нормы ст. 196 ГК РФ об общих сроках исковой давности. Он составляет 3 года.

В остальных случаях срок исковой давности продлевается по ходатайству истца при наличии уважительных причин (п. 8 постановление пленума ВС РФ № 13 от 19.06.2012).

Как составить исковое заявление

Бланк искового заявления на возврат денежных средств не утвержден законодательством. Оформляется иск на неплательщика по займу в произвольном виде, но с соблюдением требований.

Общий порядок взаимоотношений сторон по займам (между физическими лицами, между юридическими, между юридическими и физическими лицами) определяется в гл. 42 ГК РФ.

Денежная, доказательная составляющая иска готовится на основании договора займа. Его условия — основа формирования информационной и мотивированной частей.

Какую форму имеет иск о взыскании с заемщика суммы займа:

  • заголовок;
  • информационная часть;
  • мотивированная часть;
  • заключение.

В заголовок впишите:

  • данные суда (наименование и адрес);
  • сведения об истце (Ф.И.О., паспортные данные, сведения о месте жительства и регистрации, контакты);
  • полную информацию об ответчике.

Информационная часть — ключевая. В ней подробно опишите:

  • ситуацию и обстоятельства, в результате которых сформировался предмет для иска о возврате денег;
  • причину обращения — отказ ответчика от добровольного возврата денег, выплаты компенсации, задолженности, ущерба и т. д.

Мотивированная часть — последствия нарушения условий возврата средств займа:

  • размер денежного требования основной суммы долга;
  • расчет пеней и неустоек по условиям договора;
  • расчет понесенного ущерба (иногда истец несет финансовые потери в условиях невозврата долга заемщиком);
  • прошение. Должно содержать перечень просьб к суду — возврат займа, процентов, возмещение убытков.

В заключении подведите итоги:

  • внесите дополнительные сведения, подтверждающие обоснованность судебного обращения;
  • перечислите все прилагаемые документы, справки, копии, заключения. квитанции;
  • поставьте подпись и дату.

Образец искового заявления в суд о взыскании долгов

В Центральный суд г. Твери

Истец: Иванова Иванна Ивановна,

проживающая по адресу; 170000, г. Тверь,

пер. Вагонников, д. 65, кв. 12

тел. (234) 567 87 65

Ответчик: Семенов Семен Семенович

Тверской пр-т, д. 56, кв. 121

тел. (234) 565 78 54

Цена иска; 129 720 рублей

о взыскании долга по договору займа

10.01 2020 между мной и ответчиком, Семеновым Семеном Семеновичем, был заключен договор займа, по условиям которого ответчику передана в долг сумма 120 000 руб. на срок по 10.11.2019. Договор беспроцентный. Условиями договора предусмотрена неустойка в размере 300 рублей за каждый день просрочки. Условия закреплены письменно, подтверждаются договором от 10.01.2019.

В соответствии со статьей 810 ГК РФ, заемщик обязан возвратить заимодавцу сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В установленный срок долг ответчиком мне не возвращен. Размер долга на момент обращения в суд составляет 120 000 рублей — основной долг. Неустойка за 20 дней — 6000 рублей. Расчет задолженности прилагается.

В соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса РФ, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Период просрочки долга составляет 20 дней, сумма неустойки на момент подачи иска в суд, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания составит 6000 руб. Расчет прилагается.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 807, 810, 811 Гражданского кодекса РФ, статьями 131-132 Гражданского процессуального кодекса РФ,

  1. Взыскать с Семенова Семена Семеновича в мою пользу размер долга 120 000 руб. по договору займа, неустойку по договору 6000 руб., госпошлину — 3720, всего 129 720 рублей.
  2. Перечень прилагаемых к заявлению документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):
    • копия искового заявления;
    • документ, подтверждающий уплату государственной пошлины;
    • расчет задолженности;
    • расчет неустойки;
    • копия договора займа.
Читайте так же:
Как начисляется плата за ЖКУ?

30 ноября 2020 года

Иванова / Иванова И.И.

Закончила Тверской государственный университет в 1987 году (тогда он назывался Калининский) по специальности «Экономика труда». Имеет степень кандидата экономических наук (научная специальность – Экономика и управление народным хозяйством).

ВС пояснил, как отличить реальные договоры займа от фиктивных в банкротном деле

8 октября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС20-8307 по обособленному спору о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности кондитерской фабрики перед обществом по девяти договорам займа.

Нижестоящие суды не нашли признаков аффилированности в спорных договорах займа

В июне 2015 г. ООО «Инвест» и ООО «Кондитерская фабрика «Мишкино» заключили девять договоров займа. В дальнейшем фабрика была признана банкротом, а поскольку она не вернула заемные средства, ее контрагент обратился с заявлением о включении задолженности в размере 587 млн руб. в реестр требований кредиторов.

В ходе судебного разбирательства ПАО КБ «Центр-Инвест», будучи конкурсным кредитором должника, возражало против удовлетворения такого требования. В частности, банк утверждал о наличии аффилированности между обществом «Инвест» и кондитерской фабрикой.

Кредитная организация ссылалась на то, что спорные договоры займа имеют признаки сделок нестандартного характера, так как кредитор выдает последующие займы без исполнения предыдущих обязательств, при этом длительное время не обращается с требованием о возврате ежемесячных процентов и суммы основного займа, предоставляет отсрочку исполнения обязательств и изменяет статус выплаты процентов с ежемесячного на единовременный в конце срока. Такие действия кредитора, по мнению банка, необъяснимы с точки зрения цели юрлица в виде извлечения прибыли от своей деятельности. Подобные факты, полагал банк, могут свидетельствовать о подаче заявления о включении требований в реестр исключительно с целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов.

Тем не менее три инстанции удовлетворили требование «Инвест», исходя из надлежащего подтверждения им наличия задолженности. Суды отметили наличие в материалах дела надлежащим образом заверенных договоров займа, дополнительных соглашений к ним, актов сверки взаимных расчетов по каждому из договоров, платежных поручений, а также финансовой и бухгалтерской отчетности, подтверждающей отражение полученных заемных средств и проводку финансовых операций по каждому из договоров по бухгалтерским регистрам.

В связи с этим суды указали на реальность заключенных договоров займа и фактическое перечисление заемных средств на счет должника. При этом они отметили, что ссылки банка без представления конкретных доказательств на определенные хозяйственные связи между должником и рядом хозяйственных обществ не обосновывают, как указанные взаимоотношения влияют на возможность признания заявителя аффилированным по отношению к должнику. Суды также отклонили доводы о фиктивном характере взаимоотношений сторон договоров займов, так как их выдача производилась обществом «Инвест» за счет собственных средств, оно получало от кондитерской фабрики проценты за пользование финансированием, что свидетельствовало о реальной экономической деятельности общества и отсутствии у него намерения причинить вред иным кредиторам должника.

Суды также сочли, что общество «Инвест» не имело цели контролировать процедуру банкротства, поскольку общий размер включенных в реестр требований составляет около 3 млрд руб., в то время как требования заимодавца составляют не более 590 млн руб.

ВС согласился с выводами нижестоящих инстанций

Впоследствии ПАО КБ «Центр-Инвест» оспорило судебные акты в Верховный Суд. В своей кассационной жалобе банк указал, что стороны спорных договоров займа являются аффилированными лицами и находятся под контролем семьи Узденовых, члены которой использовали расчетные счета общества, должника и иных лиц, входящих в группу, в качестве транзитных. Банк также отмечал, что наличие подобного контроля над сторонами договоров займа подтверждается как многочисленными публикациями в СМИ, так и посредством анализа выписок из ЕГРЮЛ.

После изучения материалов дела № А53-5830/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам заключила, что возражения банка против требований ООО «Инвест» по существу сводились к фиктивности спорных займов ввиду того, что денежные средства проходили через счет общества и должника транзитом, не опосредуя реальные хозяйственные отношения, а создавая лишь видимость этого в целях искусственного формирования задолженности (ст. 170 ГК РФ).

«Такая версия может выглядеть убедительной, только если предположить, что действия как кредитора (общества), так и заемщика (кондитерской фабрики) координировались из единого центра принятия управленческих решений, иными словами, если общество и должник были аффилированы по признаку вхождения в одну группу лиц, объединенную общими экономическими интересами», – отметил Суд.

Читайте так же:
Прописать отца в своей квартире

ВС добавил, что банк не оспаривал, что между должником и обществом отсутствовали формально-юридические признаки аффилированности. «В то же время доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение юридической связанности, но и фактической, наличие которой имеет место тогда, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 июня 2016 г. № 308-ЭС16-1475)», – указано в определении.

Как пояснил Верховный Суд, для определения аффилированности сторон заемных отношений необходимо было доказать, что спорные сделки являлись нестандартными с точки зрения заведенной в гражданском обороте практики поведения. Ранее банк отмечал, что общество «Инвест» в качестве займа предоставляло денежные средства, полученные от нескольких хозяйственных обществ, кондитерской фабрике, которая, в свою очередь, перечисляла эти деньги этим же хозобществам. Тем самым, как полагал банк, заемные денежные средства возвращались тем лицам, которые их и предоставили заимодавцу, что свидетельствовало о закольцованном характере движения денег.

Тем не менее высшая судебная инстанция указала на необоснованность таких доводов банка, выборочно ссылавшегося на операции, которые могли подтвердить его правовую позицию, игнорируя остальные факты. «Так, как пояснял в отзыве временный управляющий, значительная часть заемных денежных средств (около 196 млн руб.) направлена на погашение долга по кредиту перед АО «Альфа-Банк», – указал Суд. – Иные средства направлялись на выплату кредита заявителю кассационной жалобы (банку), выплату заработной платы работникам фабрики, на исполнение обязательств по уплате обязательных платежей, на расчеты с контрагентами за поставленную продукцию и проч., то есть фактически заемные средства использовались на нужды кондитерской фабрики, для поддержания ее обычной хозяйственной деятельности».

Верховный Суд добавил, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, а финансирование предоставлялось реально на условиях, доступных обычным (независимым) участникам рынка, и использовалось на собственные нужды заемщика. Таким образом, ВС оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева полагает, что при кажущейся простоте фабулы рассматриваемого дела оно наполнено огромным количеством фактуры, анализом многоступенчатого владения и тесных экономических связей разветвленной группы лиц, в которую, по мнению банка, входят как должник, так и кредитор. «Именно на этом основании банк и выступал за отказ кредитору во включении в реестр – по мотиву фактической аффилированности, в связи с чем должник в схеме движения денежных средств выступал, по мнению кредитной организации, в качестве транзитного звена, а договоры займа имеют мнимый характер, применению подлежит ст. 170 ГК РФ», – пояснила она.

По словам эксперта, практика применения различных стандартов доказывания в делах о банкротстве уже несколько лет разрабатывается Верховным Судом, поэтому определение является очередным вкладом ВС в развитие этого безусловно важного процессуального института. «Процесс распределения бремени доказывания при заявлении возражений против требований иных кредиторов в реестр выглядит таким образом: кредитор, подавший требование к реестр, изначально обязан представить ясные и убедительные доказательства в подтверждение своего права требования к должнику, а кредитор, оспаривающий правомерность требования иного кредитора к должнику, заявляет свои возражения prima facie, то есть “на первый взгляд”, иными словами, ему необходимо породить разумные сомнения в том, что заявляющий требование кредитор является аффилированным, а сделка – мнимой», – рассказала Наталья Васильева.

Она отметила, что, в случае если факт аффилированности будет доказан, на аффилированного кредитора переходит бремя доказывания обоснованности права требования к должнику, то есть факта заключения реальной сделки, уже исходя из еще более повышенного стандарта доказывания, а именно: «вне всяких разумных сомнений».

«Обращает на себя внимание то, что довод банка об аффилированности кредитора и должника через ряд физических лиц, в том числе Тимура Узденова, который входил в группу кредитора и одновременно являлся поручителем должника перед иной кредитной организацией, вошедший в текст определения о передаче дела на рассмотрение коллегии, в итоговом определении ВС РФ никакой оценки не получил. Также не были учтены Верховным Судом сведения, изложенные в многочисленных публикациях СМИ, на которые указывал Банк в кассационной жалобе и упоминание о которых также было включено в определение о передаче дела на рассмотрение ВС РФ; из них следует, что должник находится под контролем Тимура Узденова», – подытожила Наталья Васильева.

Читайте так же:
Сколько стоит оформить дарственную в 2022 году? Стоимость оформления у нотариуса

Старший юрист АБ «Бартолиус» Татьяна Стрижова добавила, что Верховный Суд в очередной раз возвращается к проблеме распределения бремени доказывания по спорам о включении требований аффилированных кредиторов в реестр. Она отметила, что в рассматриваемом деле с учетом повышенного стандарта доказывания было исследовано значительное количество доказательств.

«В частности, судом апелляционной инстанции истребованы и проанализированы расширенные выписки о движении денежных средств как по счетам самого должника, так и по счетам общества, благодаря чему исключены обстоятельства транзита денежных средств с использованием счетов должника, проанализированы источники поступления и расходования денежных средств сторонами договоров займа. Судами также проанализирован и установлен реальный характер инвестиционной деятельности общества на постоянной основе, определен его коммерческий интерес в заключении спорных сделок, а также проанализировано поведение последнего на предмет экономической обоснованности. При таком объеме и “качестве” представленных доказательств доводы банка о возможном “семейном” контроле за внутригрупповым движением средств, по мнению Верховного Суда, с наименьшей вероятностью свидетельствовали о нестандартном предпринимательском взаимодействии», – заметила юрист.

По ее словам, позиция ВС вызывает особый интерес тем, что Суд ориентирует правоприменителей на допустимость использования такого стандарта доказывания, как «баланс вероятностей» при разрешении споров в ситуации, когда позиции обеих сторон не подтверждаются безупречными однозначными доказательствами, но при этом в сравнении между собой одни доводы выглядят более убедительными, чем другие. «Так, Коллегия, применяя “баланс вероятностей”, отмечает, что “…при установленных судами обстоятельств наиболее вероятное положение дел выглядит таким образом, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав”», – подчеркнула Татьяна Стрижова.

Адвокат, советник INTELLECT, арбитражный управляющий Сергей Гуляев полагает, что Верховный Суд продолжил смягчать выработанный им же в середине 2016 г. и развитый впоследствии правовой подход касательно требований из договоров займа в делах о банкротстве. «Ранее ВС РФ занимал очень жесткую позицию в отношении займов, при которой даже косвенное подозрение в аффилированности должника и кредитора могло привести к отказу во включении требований в реестр требований кредиторов. Данная позиция в свое время дала положительный результат, количество дел о банкротстве, контролируемых «дружественными» по отношению к должнику кредиторами, требования которых как раз происходили из договоров займа, стало минимальным. В дальнейшем ВС РФ начал свою позицию смягчать, последовал ряд актов, в которых указывалось, что наличие аффилированности само по себе не свидетельствует о мнимом характере займа, необходимо именно фактическое обоснование нереальности заемных отношений», – пояснил он.

По словам эксперта, такой подход был вновь продемонстрирован в рассматриваемом деле: ВС РФ с учетом отсутствия надлежащих доказательств наличия аффилированности и наличия документов, подтверждающих реальность заемных отношений, сделал вывод об обоснованности требований кредитора. «Примечателен тот факт, что ВС РФ продолжает линию строгого контроля над требованиями, вытекающими из договора займа, хотя он в итоге согласился с позицией нижестоящих судов. Учитывая низкий процент передачи кассационных жалоб, подаваемых в ВС РФ, именно на очное рассмотрение судебной коллегией, в данном случае жалоба была рассмотрена, доводы и обстоятельства были изучены Судебной коллегией по экономическим спорам, только после этого сделан вывод о реальности заемных отношений», – отметил Сергей Гуляев.

ВС объяснил, когда беспроцентный договор займа превращается в процентный

ВС объяснил, когда беспроцентный договор займа превращается в процентный

Ответчик занял у истца несколько миллионов сроком на месяц, но отдавал долг 2,5 года. Хотя договор займа и не предусматривал выплату процентов, суд посчитал его процентным и взыскал с должника неустойку за затягивание с выплатой долга. Апелляция заняла иную позицию: с одной стороны, оставила в силе решение о выплате процентов, с другой указала, что неустойку должник платить не должен, поскольку договор является беспроцентным. С делом разбирался Верховный суд.

Справедливо ли взыскивать неустойку?

В июне 2011 года Наталья М. дала в долг своим деловым партнерам Марине К. и ее гражданскому мужу несколько миллионов рублей (точная сумма из актов вымарана). По словам М., с должниками она была знакома с 2007 года, и когда те попросили денег взаймы, ничего необычного в этом не увидела – такое происходило не в первый раз, и раньше они всегда исполняли взятые на себя обязательства. По сведениям М., паре нужно было срочно погасить банковский кредит, а вернуть долг они обещали одним платежом в течение месяца после того, как продадут свою автозаправку. Женщина взяла запрошенную сумму у знакомого и передала ее партнерам, но в этот раз те подвели и нарушили срок. Потом начали возвращать деньги частями, но всю сумму так и не выплатили. Расписок на полученные суммы М. не давала, так как их не требовали.

Читайте так же:
Оформить дом в собственность через суд

Через три года М. обратилась в Воскресенский городской суд Московской области (дело № 2-2222/2014), требуя вернуть оставшуюся сумму долга 2,84 млн руб., проценты по договору займа – 206 996 руб. и проценты за просрочку его возврата – 122 123 руб. Позже она изменила исковые требования, увеличив сумму неустойки (до какого именно размера – из решения вымарано).

К. в суде утверждала, что денег у М. не брала, поскольку фактически заемщиком был ее гражданский муж, который забыл паспорт и попросил ее оформить договор займа на себя. При передаче ему денег и выплате долга она не присутствовала. Мужчина, которого допросили на заседании, этого не отрицал. Он действительно попросил К. "подписать расписку" за него, однако утверждал, что ни он, ни его гражданская жена М. ничего не должны. После того как М. одолжила требуемую сумму у знакомого, ему она отдала лишь ее часть, а остальные присвоила себе, говорил мужчина. Он настаивал, что вернул все деньги, которые брал, правда, не в течение месяца, а за 2,5 года. А то, что якобы недовыплачено по договору займа, – те самые деньги, которые М. оставила в своем пользовании.

Поскольку никто не отрицал размер возвращенной суммы, судья Зоя Шиканова взыскала с К. в общей сложности порядка 3,05 млн руб. – остаток долга и проценты. Она применила ч. 1 ст. 809 ГК (проценты по договору займа), где говорится, что при отсутствии в договоре займа условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства (нахождения) займодавца ставкой рефинансирования на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Шиканова решила, что истица имеет право и на получение процентов за нарушение договора займа (ч. 1 ст. 811 ГК). Однако ту неустойку, которую в итоге потребовала М. (точную его сумму по судебным актам установить не удалось) суд посчитал завышенной и уменьшил до 200 000 руб. Апелляция же решение в части взыскания неустойки и вовсе отменила, указав на отсутствие законных оснований для ее взыскания, а также на то, что заключенный между сторонами договор займа является беспроцентным.

Когда беспроцентный договор "превращается" в процентный

М., не согласившись с определением Московского областного суда, обжаловала его в ВС (дело № 4-КГ15-75). Вячеслав Горшков, Сергей Асташов и Виктор Момотов позицию коллег из апелляции не поддержали. По их мнению, назвать договор беспроцентным нельзя. В п. 3 ст. 809 ГК сказано, что договор займа является беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, когда он заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного, установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон. На июнь 2011 года МРОТ составлял 4611 руб., следовательно, сумма займа для того, чтобы договор считался беспроцентным, должна была быть не больше 230 550 руб. На деле же она перевалила за несколько миллионов, поэтому ВС посчитал, что соглашение о займе было процентным.

Также апелляция ошибочно отказала во взыскании "штрафных" процентов, поскольку их можно начислить вне зависимости от того, процентным или беспроцентным является договор займа. Так как суд установил факт просрочки, у ответчика "возникла обязанность по уплате истцу процентов на сумму займа (неустойки) в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу, независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК", – сказано в определении ВС, которым дело направлено на новый пересмотр в Мособлсуд.

Что говорят эксперты

Эксперты, опрошенные "Право.ru", с позицией ВС согласны. По их мнению, апелляция приняла "противоречивое" решение там, где имеется сложившаяся судебная практика.

"Апелляционный суд допустил ошибку, его решение явно противоречиво. С одной стороны, он указывает на беспроцентность займа, а с другой – оставляет в силе решение суда первой инстанции в части взыскания с заемщика суммы процентов за пользование займом", – удивляется адвокат Константин Савин из АК "Павлова и партнеры". С другой стороны, он отметил, что определение ВС не формирует нового подхода, а всего лишь воспроизводит правовую позицию, изложенную в п. 15 постановления Пленума ВС и ВАС «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» от 8 октября 1998 года, которую широко применяют суды общей юрисдикции.

Светлана Бурцева, председатель "Люберецкой коллегии адвокатов", не совсем согласна с коллегой, который говорит о типовом подходе. "Проценты после просрочки должника не начисляются, если в договоре займа не указано прямо на выплату процентов за пользование чужими денежными средствами после указанного срока – это показывает анализ судебной практики", – указывает Бурцева. Адвокат считает, что в данном случае ключевым моментом, на который стоит обратить внимание, была сумма займа, превышающая пятидесятикратный МРОТ, что и позволило применить п. 3 ст. 809 ГК.

Читайте так же:
Можно ли выписаться из квартиры в никуда

"Заёмщикам следует внимательно составлять соглашения. Проценты за пользование деньгами по ст. 809 ГК не будут взыскиваться лишь при условии, что договор поименован как беспроцентный", – напоминает адвокат и партнер Forward Legal Ольга Карпова. По ее мнению, ВС верно указал на то, что нужно различать проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, и проценты, подлежащие уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа. А также сделал правильный вывод о том, что суду апелляционной инстанции необходимо дать оценку применению ст. 333 ГК РФ о снижении неустойки к процентам, которые взыскиваются по ст. 395 ГК РФ, так как в марте этого года Пленум ВС дал разъяснение о том, что правила уменьшения неустойки к взысканию процентов по ст. 395 ГК РФ применяться не могут, говорит Карпова.

Договор беспроцентного займа между гражданами. Что нужно знать?

Договор займа между физическими лицами (гражданами) на сумму не более 100000 руб. предполагается беспроцентным, если в нем прямо не установлен размер процентов или порядок его определения. Если сумма займа превышает указанный лимит, в договоре надо прямо указать, что заем является беспроцентным.

2. Форма договора займа

Договор займа между физическими лицами, в том числе беспроцентного, должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает 10 000 руб. Договор займа между физическими лицами считается заключенным с момента передачи суммы займа. В подтверждение договора и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы (п. 1 ст. 807, ст. 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

3. Условия договора займа

В договоре займа необходимо указать:

• Ф.И.О. и паспортные данные сторон договора (заимодавца и заемщика);

• сумму займа — без этого договор считается незаключенным (п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По общему правилу договор займа предполагает уплату процентов за пользование займом. Однако он считается беспроцентным, если в договоре прямо не предусмотрено иное, при заключении договора между гражданами на сумму, не превышающую 100 000 руб. (п. 4 ст. 809 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если сумма займа по договору между гражданами превышает указанный лимит и заем предполагается беспроцентным, на это необходимо прямо указать в договоре (например: «Заем является беспроцентным», «Проценты на сумму займа не начисляются») (п. 1 ст. 809 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Целесообразно закрепить в договоре срок и порядок возврата займа, а также ответственность за несвоевременный возврат займа.

Если срок возврата займа договором не определен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение 30 дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором (п. 1 ст. 810 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если ответственность за несвоевременный возврат займа договором не установлена, по общему правилу на просроченную сумму начисляются проценты за неисполнение денежного обязательства со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу. Размер процентов, как правило, определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Указанные проценты не подлежат взысканию при наличии в договоре условия о неустойке, если иное не предусмотрено законом или договором (п. п. 1, 4 ст. 395, п. 1 ст. 811 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С 27.07.2020 ключевая ставка (ставка рефинансирования) Банка России составляет 4,25% (Указание Банка России от 11.12.2015 № 3894-У; Информационное сообщение Банка России от 24.07.2020).

Также необходимо обратить внимание на следующие положения, которые применяются, даже если их не отразить в договоре займа (п. 2 ст. 810, п. 2 ст. 811 Гражданского кодекса Российской Федерации):

• сумма беспроцентного займа, если иное не предусмотрено договором, может быть возвращена заемщиком досрочно полностью или частично;

• если согласно договору сумма займа возвращается заемщиком по частям (в рассрочку) и нарушен срок возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа.

Обратите внимание на то, что по беспроцентному займу между физическими лицами облагаемый НДФЛ доход не образуется. Он возникает только в установленных случаях у физических лиц, получающих заемные средства от организаций и ИП (ст. ст. 41, 209, п. 1 ст. 210, пп. 1 п. 1 ст. 212 Налогового кодекса Российской Федерации).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector